Знающие не говорят, говорящие не знают.(ЛАО-ЦЗЫ)

132

  [ Добавить свою статью ]

Атланты и их страна

 Первые упоминания об Атлантиде зафиксированы только в IV веке до Р.Х. Однако во всей истории поиска таинственного континента, укрытого от глаз непосвященного, виновен греческий Мудрец Аристоклес (Arystokles), больше известный как Платон (429 – 347гг. до Р.Х.). Здесь стоит заметить, что упоминания о прекрасной земле на восходе солнца, исчезнувшей в пучине вод, встречается во многих мифологиях мира. Но начнем мы непосредственно со свидетельства Платона.

 Несомненно, греки являются родоначальниками научной истории. По признанию учёных, Геродот и Фукидид считаются первыми историками, но на самом деле эту стезю проторил их предшественник, о котором пойдёт речь ниже.

  К сожалению, первые упоминания об Атлантиде зафиксированы только в IV веке до Р.Х. Однако во всей истории поиска таинственного континента, укрытого от глаз непосвященного, виновен греческий Мудрец Аристоклес (Arystokles), больше известный как Платон (429 – 347гг. до Р.Х.). Здесь стоит заметить, что упоминания о прекрасной земле на восходе солнца, исчезнувшей в пучине вод, встречается во многих мифологиях мира. Но начнем мы непосредственно со свидетельства Платона.

  Любой рассказ об этой таинственной стране начинается с упоминания двух знаменитых диалогов Платона — «Тимея» и «Крития». Первый раз описания Атлантиды мы встречаем в произведении «Тимей (Timajos) или о Природе». В своих диалогах Мудрец описал устройство идеального государственного строя. Наверное, самым серьезным оппонентом Платона был его ученик Аристотель.

  Именно он заявил, что Атлантида это всего лишь вымысел Платона, придуманный для иллюстрации его политических и философских взглядов. Утверждение Аристотеля в последствии превратилось в козырь христианских догматиков. Во время Средневековья церковь вела отсчёт времени, с первого дня сотворения Господом Мира. И это начало датируется 5508 годом до Р. Х. Платон невольно посягнул на эту истину, так как описывает период захватывающий почти пять тысячелетий раньше положенной даты. Сейчас этот факт никого не удивляет, так как установлено, что существование разумной жизни на нашей Планете зачалось значительно ранее.

  Платон был Великим Мыслителем Древности и обладал острым аналитическим умом и если бы он сочинял политический памфлет об идеальном государственном укладе, он бы позаботился о том, чтобы освободить свой труд от противоречий. Скорее всего, наличие этих неточностей свидетельствует о том, что он записывал диалоги по памяти.В «Тимее» Критий, обращаясь к Сократу, ссылаясь на, «Мудрейшего из семи Мудрецов Солона». Солон утверждал, что афинянами в древности были свершены «великие и достойные удивления дела, которые были, потом забыты по причине бега времени и гибели людей, — величайшее из них то, которое нам сейчас, кстати, будет припомнено».Из повествования деда Крития ясно, что перед великим наводнением то государство, было известно своими военными доблестями и законами. Богиня Афина, основавшая это государство, чтилась гражданами этой державы и поэтому была увековечена в имени главного города. Египетского город Саис, был основан на тысячу лет позже, Жрецы утверждали, что в период их повествования ему было 8 тысяч лет. Значит, Афинам к тому пору было девять тысячелетий. Саисские записи свидетельствуют, что именно жители Афин во главе эллинов разбили Атлантов, вознамерившихся завоевать всю Европу и Азию. Здесь мы приведем отрывок из «Тимея», так как красноречивее Платона ни кто не способен передать данного повествования:

«Есть в Египте, – начал наш дед, – у вершины Дельты, где Нил расходится на отдельные потоки, ном, именуемый Саисским; главный город этого ном [1] Саис, откуда, между прочим, был родом царь Амасис [2]. Покровительница города – некая Богиня, которая по-египетски зовётся Нейт, а по эллински, как утверждают местные жители, это Афина: они весьма дружественно расположены к афинянам и притязают на некое родство с последними».Солон рассказывал, что, прибывши туда в своих странствиях, его приняли с большим почётом. Когда же он стал расспрашивать о древних временах самых сведущих среди Жрецов, ему пришлось убедиться, что ни сам он, ни вообще кто-либо из эллинов, можно сказать, почти ничего об этих вещах не знает. Однажды, вознамерившись перевести разговор на старые предания, он попробовал рассказать им наши мифы о древнейших событиях – о Форонее, почитаемом за первого человека, о Ниобе и о том, как Девкалион и Пирра пережили потоп. При этом он пытался вывести родословную их потомков, а также исчислить по количеству поколений сроки, истекшие с тех времён. И тогда воскликнул один из Жрецов, человек весьма преклонных лет:

«Ах, Солон, Солон! Вы, эллины, вечно остаётесь детьми, и нет среди элл
инов старца!»

«Почему ты так говоришь?» – спросил Солон.

«Все вы юны умом, – ответил тот, – ибо умы ваши не сохраняют в себе никакого предания, искони переходившего из рода в род, и никакого учения, поседевшего от времени. Причина же тому вот какая. Уже были и ещё будут многократные и различные случаи погибели людей, и притом самые страшные – из-за огня и воды, а другие, менее значительные, – из-за тысяч других бедствий. Отсюда и распространенное у вас сказание о Фаэтоне, сыне Гелиоса, который будто бы некогда запряг отцовскую колесницу, но не смог направить её по отцовскому пути, а потому спалил всё на Земле и сам погиб, испепеленный молнией.

Положим, это сказание имеет облик мифа, но в нём содержится и правда: и в самом деле, тела, вращающиеся по небосводу вокруг Земли, отклоняются от своих путей, и потому через известные промежутки времени всё на Земле гибнет от великого пожара. В такие времена обитатели гор и возвышенных либо сухих мест подвержены более полному истреблению, нежели те, кто живёт возле рек или моря; а потому постоянный наш благодетель Нил избавляет нас и от этой беды, разливаясь.

Когда же Боги, творя над Землей очищение, затопляют её водами, уцелеть могут волопасы и скотоводы в горах. Между тем как обитатели ваших городов оказываются, унесены потоками в море. Но в нашей стране вода ни в такое время, ни в какое-либо иное не падает на поля сверху, а, напротив, по Природе своей поднимается снизу. По этой причине, сохраняющиеся у нас предания древнее всех.

Хотя и верно, что во всех землях, где тому не препятствует чрезмерный холод или жар, род человеческий неизменно существует в большем или меньшем множестве. Какое бы славное или великое деяние или вообще замечательное событие ни произошло, будь то в нашем краю или в любой стране, о которой мы получаем известия, всё это с древних времен запечатлевается в записях, которые мы храним в наших Храмах. Между тем у вас и прочих народов всякий раз, как только успеет выработаться письменность и всё прочее, что необходимо для городской жизни, вновь и вновь в урочное время с небес низвергаются потоки, словно мор, оставляя из всех вас лишь неграмотных и неучёных. И вы снова начинаете всё сначала, словно только что родились, ничего не зная о том, что совершалось в древние времена в нашей стране или у вас самих.

Взять хотя бы те ваши родословные. Солон, которые ты только что излагал, ведь они почти ничем не отличаются от детских сказок. Так, вы храните память только об одном потопе, а ведь их было много до этого. Более того, вы даже не знаете, что прекраснейший и благороднейший род людей жил некогда в вашей стране. Ты сам и весь твой город происходите от тех немногих, кто остался из этого рода, но вы ничего о нём не ведаете, ибо их потомки на протяжении многих поколений умирали, не оставляя никаких записей и потому как бы немовствуя. Между тем, Солон, перед самым большим и разрушительным наводнением государство, ныне известное под именем Афин, было и в делах военной доблести первым, и по совершенству своих Законов стояло превыше сравнения. Предание приписывает ему такие деяния и установления, которые прекраснее всего, что нам известно под небом».
Услышав это Солон, по собственному его признанию, был поражён и горячо упрашивал Жрецов со всей обстоятельностью и по порядку рассказать об этих древних афинских гражданах.

Жрец ответил ему: «Мне не жаль, Солон. Я всё расскажу ради тебя и вашего государства. Но, прежде всего ради той Богини, что получила в удел, взрастила и воспитала как ваш, так и наш город. Однако Афины она основала на целое тысячелетие раньше, восприняв ваше семя от Геи и Гефеста, а этот наш город – позднее. Между тем древность наших городских установлений определяется по священным записям в восемь тысячелетий.

Итак, девять тысяч лет назад жили эти, твои сограждане, о чьих Законах и чьём величайшем подвиге мне предстоит вкратце тебе рассказать позднее на досуге. С письменами в руках мы выясним всё обстоятельнее и по порядку.

Законы твоих предков ты можешь представить себе по здешним. Ныне ты найдёшь в Египте множество установлении, принятых в те времена у вас, и, прежде всего сословием Жрецов, обособленным от всех прочих. Затем следует сословие ремесленников, в котором каждый занимается своим ремеслом, ни во что больше не вмешиваясь, и, наконец, сословия пастухов, охотников и земледельцев. Да и воинское сословие, как ты, должно быть, заметил сам, отделено от прочих, и членам его Закон предписывает не заботиться ни о чём, кроме войны. Добавь к этому, что снаряжены наши воины щитами и копьями, этот род вооружения был явлен Богиней, и мы ввели его у себя первыми в Азии, как вы – первыми в ваших землях. Что касается умственных занятий, ты и сам видишь, какую заботу о них проявил с самого начала наш Закон. Исследуя Космос установления из Наук Божественных выводят Науки Человеческие, вплоть до Искусства Гадания и пекущегося о здоровье – Искусства Врачевания, а равно и всех прочих видов Знания, которые связаны с упомянутыми. Но весь этот порядок и строй Богиня ещё раньше ввела у вас, устроя ваше государство. А начала она с того, что отыскала для вашего рождения такое место, где под действием мягкого климата вы рождались бы разумнейшими на Земле людьми. Любя брани и любя Мудрость, Богиня избрала и первым заселила такой край, который обещал порождать мужей, похожих на неё саму. И вот вы стали обитать там, обладая прекрасными Законами, которые были тогда ещё более совершенны, превосходя всех людей во всех видах добродетели, как это и естественно для отпрысков и питомцев Богов. Из великих деяний вашего государства немало таких, которые известны по нашим записям и служат предметом восхищения. Однако между ними есть одно, которое превышает величием и доблестью все остальные. Ведь по свидетельству наших записей, государство ваше положило предел дерзости несметных воинских сил, отправлявшихся на завоевание всей Европы и Азии, а путь державших от Атлантического моря.


Рис. 1 Символическая карта Атлантиды

Через море это в те времена, возможно, было переправиться, ибо ещё существовал остров, лежавший перед тем проливом, который называется на вашем языке Геракловыми столпами. Этот остров превышал своими размерами Ливию и Азию, вместе взятые. С него тогдашним путешественникам легко было перебраться на другие острова. А, с островов тех – на весь противолежащий материк, который охватывал то море, что и впрямь заслуживает такое название. Ведь море по эту сторону упомянутого пролива является всего лишь заливом с узким проходом в него. Тогда как море по ту сторону пролива есть море в собственном смысле слова, равно как и окружающая его земля, воистину и вполне справедливо может быть названа материком.

На этом-то острове, именовавшемся Атлантидой, возникло удивительное по величине и могуществу царство, чья власть простиралась на весь остров, на многие другие острова и на часть материка, а сверх того, по эту сторону пролива они овладели Ливией вплоть до Египта и Европой вплоть до Тиррении (Этрурии). И вот вся эта сплоченная мощь была брошена на то, чтобы одним ударом ввергнуть в рабство и ваши и наши земли, и все вообще страны по эту сторону пролива. Именно тогда, Солон, государство ваше явило всему миру – блистательное доказательство своей доблести и силы: всех превосходя твёрдостью духа и опытностью в военном деле, оно сначала встало во главе эллинов, но из-за измены союзников оказалось предоставленным самому себе. В одиночестве [ваши предки] встретились с крайними опасностями, и всё же одолели завоевателей и воздвигли победные трофеи.

Тех, кто ещё не был порабощен, оно спасло от угрозы рабства. Всех же остальных, сколько ни обитало нас по эту сторону Геракловых столпов, оно великодушно сделало свободными. Но позднее, когда пришёл срок для невиданных землетрясении и наводнении, за одни ужасные сутки вся ваша воинская сила была поглощена разверзнувшейся землей. Равным образом исчезла и Атлантида, погрузившись в пучину. После этого море в тех местах стало вплоть до сего дня несудоходным и недоступным по причине обмеления, вызванного огромным количеством ила, который оставил после себя осевший остров».

В «Тимее» Платон называет Атлантический океан морем. Здесь же угадывается противолежащий материк, который откроют викинги полтора тысячелетия спустя, а затем и Колумб. Это ещё раз показывает, что египтяне знали о существовании Америки и многих атлантических островах. Египетские источники указывают, что Фараон Нехо отправил экспедицию вокруг Африки. Сейчас совершенно ясно, что египетские мореплаватели действительно пересекли экватор и за 2100 лет до Васко де Гамы открыли мыс Доброй Надежды. Древние египетские письмена гласят, что по прошествии части пути солнце оказалось у путешественников на севере. В диалоге же «Критий» Платон сообщает уже подробные сведенья о самом устройстве Атлантиды:


"....Сообразно со сказанным раньше, Боги по жребию разделили всю землю на владения – одни побольше, другие поменьше – и учреждали для себя Святилища и жертвоприношения. Так и Посейдон, получив в удел остров Атлантиду. Населил он её своими детьми, зачатыми от смертной женщины, примерно вот в каком месте: от моря и до середины острова простиралась равнина. Если верить преданию, красивее всех прочих равнин и весьма плодородная. А опять-таки в середине этой равнины, примерно в пятидесяти стадий[3]от моря, стояла гора, со всех сторон невысокая. На этой горе жил один из мужей, в самом начале произведенных там, на свет землею, по имени Евенор. С ним жена Левкиппа и их единственная дочь званая Клейто. Когда девушка уже достигла брачного возраста, а мать и отец её скончались, Посейдон, воспылав вожделением, соединяется с ней. Он укрепляет тот холм, на котором она обитала, по окружности отделяя его от острова и огораживая попеременно водными и земляными кольцами. Земляных было два, а водных – три, всё большего диаметра, проведенными, словно циркулем из середины острова и на равном расстоянии друг от друга. Это заграждение было для людей непреодолимым, ибо судов и судоходства тогда ещё не существовало. А островок в середине Посейдон без труда, как-то и подобает Богу, привёл в благоустроенный вид, источил из земли два родника – один тёплый, а другой холодный, заставя землю давать разнообразное и достаточное для жизни пропитание».


Рис. 2 Карта столицы Атлантиды

Несомненно, Посейдон попадает уже на обитаемый людьми остров. Судя по писаниям Платона, он явно выделялся своими знаниями и умением. Знаменательно то, что он сразу же удаляется от внешнего мира людей, выстраивая себе защитную цитадель, огороженную рвами и водой. Он не желал слишком приближаться к люду, так как это могло повредить его планам создания будущих Арийцев. Единственное непонятно почему Платон пишет, что судоходства тогда ещё не было. Вероятно, мореплавания не существовало, только лишь в районе Атлантиды. Самое интересное, что позже только выяснилось из археологических доказательствах отсутствия судоходства в десятом тысячелетии. Но откуда об этом мог знать Платон? Это ещё раз подтверждает о достоверности источника Платона.«Произведя на свет, пять раз по чете близнецов мужского пола, Посейдон взрастил их и поделил весь остров Атлантиду на десять частей. Причём тому из старшей четы, кто родился первым, он отдал дом матери и окрестные владения как наибольшую и наилучшую долю и поставил его царём над остальными. А этих остальных [наградил] архонтам[4] каждому из которых он дал власть над многолюдным народом и обширной страной.

Имена же всём, он нарёк вот какие: старшему и царю – то имя, по которому названы и остров, и море, что именуется Атлантическим, ибо имя того, кто первым получил тогда царство, было Атлант. Близнецу, родившемуся сразу после него и получившему в удел крайние земли острова со стороны Геракловых столпов вплоть до нынешней страны гадиритов, называемой по тому уделу, было дано имя, которое можно было бы передать по-эллински как Евмел, а на туземном наречии – как Гадир. Из второй четы близнецов одного он назвал Амфереем, а другого – Евемоном. Из третьей – старшего Мнесеем, а младшего Автохтоном. Из четвертой – Эласиппом старшего и Местором младшего. И, наконец, из пятой четы старшему он нарек имя Азаэс, а последнему – Диапреп. Все они и их потомки в ряду многих поколений обитали там, властвуя над многими другими островами этого моря. Притом, как уже было сказано ранее, простирая свою власть, по сею сторону Геракловых столпов вплоть до Египта и Тиррении».

Так же хочется отметить, что римляне считали своих императоров потомками Посейдона. Вот поэтому в Древнем Риме бытовала легенда, что римляне являются предками Атлантов, которые победили греки. Но Великий Посейдон наказал противящихся и поработил Элладу.

К услугам царей было два источника – родник холодной и ключ горячей воды, которые давали воду в изобилии, и притом удивительную как на вкус, так и по Целительной Силе. Их обвели стенами, насадили при них подходящие к свойству этих вод деревья и направили эти воды в купальни. Одни, из которых были под открытым небом. Другие же, с тёплой водой, были устроены как зимние, причём отдельно для царей, отдельно для простых людей, отдельно для женщин и отдельно для коней и прочих подъяремных животных. Каждая купальня была отделана соответственно своему назначению. Излишки воды они отвели в священную рощу Посейдона, где благодаря плодородной почве росли деревья неимоверной красоты и величины, а оттуда провели по каналам через мосты на внешние земляные кольца. На этих кольцах соорудили они множество Святилищ различных Божеств и множество садов и гимнасиев для упражнения мужей и коней. Всё это было расположено отдельно друг от друга на каждом из кольцевидных островов. В числе прочего посредине самого большого кольца у них был устроен ипподром для конских бегов, имевший в ширину стадий, а в длину шедший по всему кругу. По ту и другую сторону его стояли помещения для множества царских копьеносцев, но более верные копьеносцы были размещены на меньшем кольце, ближе к акрополю. Самым же надёжным из всех были даны помещения внутри акрополя, рядом с обиталищем царя.

Верфи были наполнены триремами и всеми снастями, какие могут понадобиться судам, так что всего было вдоволь. Так было устроено место, где жили цари. Если же миновать три внешние гавани, то там шла по кругу начинавшаяся от моря стена, которая на всём своём протяжении отстояла от самого большого водного кольца и от гавани на пятьдесят стадиев; она смыкалась около канала, выходившего в море. Пространство внутри неё было густо застроено, а проток и самая большая гавань были переполнены кораблями, на которых отовсюду прибывали купцы, и притом в таком множестве, что днём и ночью слышались говор, шум и стук.

Итак, мы более или менее припомнили, что было рассказано тогда о городе и о древнем обиталище. Теперь попытаемся вспомнить, какова была природа сельской местности, и каким образом она была устроена. Во-первых, было сказано, что весь этот край лежал очень высоко и круто обрывался к морю, но вся равнина, окружавшая город и сама окружённая горами, которые тянулись до самого моря, являла собой ровную гладь, в длину три тысячи стадиев, а в направлении от моря к середине – две тысячи».

Обрати внимание, читатель, только в этих цифрах Платон указывает нам примерные размеры острова, потому что равнина равна примерно 500 километров на 360 километров. Причём город Посейдона располагался в центре острова. Это, каким же уровнем цивилизации нужно было обладать, чтобы построить такую систему каналов и порт на таком удалении от берега? Но Атлантам было всё под силу.

«Вся эта часть острова была обращена к южному ветру, а с севера закрыта горами. Эти горы восхваляются преданием за то, что они по множеству, величине и красоте превосходили все нынешние. Там было большое количество многолюдных селений, были реки, озера и луга, доставлявшие пропитание всём родам ручных и диких животных, а равно и огромные леса, отличавшиеся разнообразием пород, в изобилии доставлявшие дерево для любого дела».

Атлантида имела протяжённость примерно 1100 километров по меридиану, поэтому она перекрывала путь Гольфстриму на север. Северные горы с десятью вершинами прикрывали плодородную равнину, которая омывалась тёплым течением. Она была идеальным местом для произрастания тропических растений. Климат на севере был субтропическим — среднегодовая температура равнялась примерно + 10°, а на юге тропическим — + 25°.

«Такова была упомянутая равнина от Природы, а над устроением её потрудилось много царей на протяжении многих поколений. Она являла собой продолговатый четырехугольник, по большей части прямолинейный, а там, где его форма нарушалась, её выправили, окопав со всех сторон каналом. Если сказать, каковы были глубина, ширина и длина этого канала, никто не поверит, что, возможно, было такое творение рук человеческих, выполненное в придачу к другим работам, но мы обязаны передать то, что слышали. Он был прорыт в глубину на плетр, ширина на всём протяжении имела стадий, длина же по периметру вокруг всей равнины была десять тысяч стадиев. Принимая в себя потоки, стекавшие с гор, и огибая равнину, через которую канал в различных местах соединялся с городом, он изливался в море. От верхнего участка канала к его участку, шедшему вдоль моря, были прорыты прямые каналы почти в сто футов шириной, причём они отстояли друг от друга на сто стадиев. Соединив их между собой и с городом косыми протоками, по ним переправляли к городу лес с гор и разнообразные плоды. Урожай снимали по два раза в год, зимой получая орошение от Зевса, а летом отводя из каналов воды, источаемые землёй».Вся горная гряда Атлантиды была зоной действующих вулканов, поэтому покров равнины и лесов имел плодородную почву, богатую минеральными солями. Атлантида славилась своими высокими урожаями, и земля не нуждалась ни в каких удобрениях. В Атлантиде произрастали бананы, а дерево, пригодное «для питья, еды и умащения», была ни что иное, как кокосовая пальма.

«Что касается числа мужей, пригодных к войне, то здесь существовали такие установления: каждый участок равнины должен был поставлять одного воина-предводителя, причём величина каждого участка была десять на десять стадиев. Всего же участков насчитывалось шестьдесят тысяч; а те простые ратники, которые набирались в несчётном числе из гор и из остальной страны, сообразно с их деревнями и местностями распределялись по участкам между предводителями. В случае войны каждый предводитель обязан был поставить шестую часть боевой колесницы, так, чтобы всего колесниц было десять тысяч, а сверх того, двух верховых коней с двумя всадниками, двухлошадную упряжку без колесницы, воина с малым щитом, способного сойти с неё и биться в пешем бою, возницу, который правил бы конями упряжки, двух гоплитов, по два лучника и пращника, по трое камнеметателей и копейщиков, по четыре корабельщика, чтобы набралось достаточно людей на общее число тысячи двухсот кораблей. Таковы были относящиеся к войне правила в области самого царя; в девяти других областях были и другие правила, излагать которые потребовало бы слишком много времени».

Из вышесказанного следует, что сухопутная армия Атлантов насчитывала более 700 тысяч человек. Что под силу только очень крупной мегадержаве. Трудно не восхитится такой армией и флотом, так как в те отдаленные времена население всей нашей Планеты не превышало нескольких миллионов человек. Для чего им нужен был такой флот? Но, это мы выясним позже, не будем предвосхищать события и углубимся в изучение слов Платона:

«Порядки относительно властей и должностей с самого начала были установлены следующие. Каждый из десяти царей в своей области и в своем государстве имел власть над людьми и над большей частью Законов, так что мог карать и казнить любого, кого пожелает. Но их отношения друг к другу в деле правления устраивались сообразно с Посейдоновыми предписаниями, как велел Закон, записанный первыми царями на орихалковой Стеле, которая стояла в средоточии острова – внутри Храма Посейдона. В этом Храме они собирались то на пятый, то на шестой год, попеременно отмеривая то четное, то нечетное число, чтобы совещаться об общих заботах, разбирать, не допустил ли кто-нибудь из них какого-либо нарушения, и творить суд. Перед тем как приступить к суду, они всякий раз приносили друг другу следующую присягу. В роще при Святилище Посейдона на воле разгуливали быки. И вот десять царей, оставшись одни и вознесши Богу молитву, чтобы он сам избрал для себя угодную жертву. [Затем они] приступали к ловле, но без применения оружия, вооруженные только палками и арканами. Быка, которого удалось изловить, заводили на Стелу и закалывали на её вершине так, чтобы кровь стекала на письмена. На упомянутой Стеле помимо Законов было ещё и Заклятие, призывавшее великие беды на головы тех, кто их нарушит. Принеся жертву по своим уставам и предав сожжению все члены быка, они разводили в чаше вино и бросали в него каждый по сгустку бычьей крови, а все оставшееся клали в огонь и тщательно очищали Стелу. После этого, зачерпнув из чаши влагу золотыми фиалами и сотворив над огнём возлияние, они приносили клятву, что будут чинить суд по записанным на Стеле Законам и карать того, кто уже в чём-либо преступил Закон, а сами в будущем по доброй воле никогда не поступят противно написанному, и будут отдавать и выполнять лишь такие приказания, которые сообразны с отеческими Законами. Поклявшись такой клятвой за себя самого и за весь род своих потомков, каждый из них пил и водворял фиал на место в Святилище Бога. Затем, когда пир и необходимые обряды были окончены, наступала темнота, и жертвенный огонь остывал. Все облачались в прекраснейшие иссиня-чёрные столы усаживались на землю при клятвенном огневище и ночью, погасив в Храме все огни, творили суд и подвергались суду, если кто-либо из них нарушил Закон. Окончив суд, они с наступлением дня записывали приговоры на золотой скрижали и вместе со столами посвящали Богу как памятное приношение.

Далее повествование прерывается.


Красота и богатство этого острова дали почву многим народам описать райские кущи блаженства.Смысл произведения ещё раз подчёркивает старую Герметическую Истину: «Что на небе, то и на земле», что и подтверждают утерянные слова Зевса. Писавши эти строки, мне явилась картина дивной красоты. Предо мной был пир, где царствовал сам Великий Громовержец, собравший вокруг себя всю свою чету. Явно античный Бог был раздражён, о чём свидетельствовали его мрачные лицо и эти слова: 

«Я собрал вас здесь, дабы восстановить справедливость. Не могут люди нарушать Законы, составленные на Олимпе.Мы не зря честно и по справедливости разделили все владения, чтобы царствовать везде и научить людей почёту и послушанию. Чтобы они, дела рук нашего творения, почитали нас, строя нам Святилища и вовремя приносили нам Жертвы и Возлияния. Но я узнал, что в земле отданной тебе, брат мой Посейдон, есть цари и архонты их, противящиеся воли нашей. Они не схожи на отцов своих, соблюдавших высший Закон, записанный тобой на Священной Стеле. Они попрали традиции великого царя Атланта и стали лживыми и ненасытными. Их прожорливость дошла до такой степени, что в нарушение всех правил, эти недостойные создали великую армию и, переправившись на своих триремах, напали на земли, принадлежащие другим Богам. Непотребство сие не может продолжаться вечно и должно быть наказано. Так будет со всеми, кто посмеет нарушить изреченное мною!» Произнеся это,Зевс направил на остров свои карающие молнии, и расколовшаяся земля навеки скрылась в морских пучинах. Божественный же Огонь Зевса блистает над Атлантикой, и по сей день.


Темы других статей
Эзотерика [40]Магия [37]Таро [8]
Разное [19]Психология [13]Саморазвитие [20]
Каббала [3]Учения новой эры [4]Астрология [5]
Восточные практики [2]


Источник: http://www.atlant.supertok.ru
Ключевые слова: Атлантида, А.Александер, Платон | Автор: Ирина
Оценить статью  |  Прочли статью: 3579 раз | Оценка читателей: 3.0




Rambler's Top100



Хостинг от uCoz